Журнал Секретарское дело                                           Архив журнала Секретарское дело  О журнале  Реклама в журнале Секретарское дело  Контакты 



 


Я принес извинения кандидату

Равгат Хусаинов, основатель и генеральный директор компании LightZen C.M.S.

Когда, кому и почему компания простит неподобающий дресс-код?

― Сложно ответить без понимания сферы деятельности компании, зоны ответственности сотрудника или сотрудников и их ценности для компании. Ну, и личности руководителя, принимающего решение о «прощении» неподобающего дресс-кода.

В нашей практике был прецедент, когда сотрудник партнёра явился в офис в пляжных шортах, майке и сланцах. Извинений от сотрудника не поступило: он считал, что для работы в офисе летом, когда стоит такая жара, это нормальный стиль одежды. Только он просчитался: стоило ему войти в офис, его тут же вызвал к себе генеральный директор компании и отправил сотрудника домой, дабы тот переоделся.

Я думаю, что при возникновении подобной ситуации необходимо понять причины, как, например, собеседование главного героя в фильме «В погоне за счастьем». Если бы компания не пошла по пути принятия в виду обстоятельств, то не получила бы хорошего сотрудника.

Айтишникам уже все прощают всё и вся?

― Я бы сказал, что этот процесс начинает заканчиваться в некоторых компаниях, и компании-работодатели проводят отбор данных специалистов по общим требованиям, то есть как и прочих специалистов, не связанных с IT. Думаю, что рынок этих специалистов проходит тот же путь развития, который другие профессии уже прошли.

Наиболее ответственные специалисты этой отрасли начинают готовиться к собеседованиям, изучают слагаемые успешного прохождения интервью и формирования позитивного мнения о кандидате. Они желают получить предложение от желаемого работодателя, поэтому некоторым приходит осознание того, что недостаточно быть специалистом ― нужно уметь подать себя и свои навыки.

Думаю, что рекрутерам достаточно начать требовать того же дресс-кода от кандидатов на IT-позиции, и через какое-то время рынок этих специалистов покажет положительную динамику.

Чем рискует фирма, если прежняя профессия ценного кандидата была весьма «аморальной» или несовместимой с нынешней (в США одна судья ранее официально трудилась в борделе)?

― Сложно ответить на вопрос, не зная официальных профессий, которые можно отнести к «аморальным» в России. На ум пришёл другой прецедент из моего прошлого. Примерно лет десять назад к нам обратилась одна небольшая компания с просьбой найти личного помощника к первому лицу, требования к кандидатам и условия предлагали рыночные. Мы занялись поиском, но после собеседования с первым кандидатом прекратили поиски.

Дело в том, что мы выяснили вторичность требований к профессиональным навыкам кандидатов. Первичным требованием оказалась готовность выполнять особый функционал, заключающийся в удовлетворении физиологических потребностей руководителя. Выяснить это обстоятельство можно было, только пройдя собеседование при закрытых дверях. Я принёс извинения кандидату за поведение заказчика, не подобающее деловому подходу, и отказался от дальнейшего сотрудничества с данной компанией.

Почему суд восстановил судью (имеется в виду юрист, о котором написано в новости) в шортах?

― Без глубокого погружения в этот процесс можно констатировать, что Совет адвокатской палаты выбрал слишком суровую меру по отношению к адвокату, если это был его первый подобный проступок. Поэтому суд восстановил адвоката в статусе, учитывая суровость принятой в отношении него дисциплинарной меры.

Что и как можно считать о кандидате по его одёжке?

― Для меня приход кандидата ― это значит, что с ним договорились о встрече. То есть эта встреча носит деловой характер, поскольку на ней решается вопрос, закончится ли диалог для кандидата предложением о работе, а для работодателя ― решением вопроса с открытой вакансией. На деловую встречу принято приходить в деловом стиле. Поэтому деловой стиль в одежде на собеседовании ― это как минимум понимание уровня серьёзности отношения кандидата и представителя работодателя к обсуждаемому вопросу.

Дополним его аккуратностью в одежде и чувством вкуса, с которым она подобрана. Также мы обращаем внимание на соответствие одежды современным тенденциям в моде. Кандидат, который пришёл на собеседование в старомодном костюме, вызовет больше вопросов, нежели кандидат в современном костюме, тем более если этот кандидат рассматривается на позицию в отдел продаж сегмента B2B.

Мой личный опыт показывает, что людей, носящих широкие галстуки (вышли из моды более пяти лет назад), может отличать отсутствие интереса к изменениям, происходящим на профессиональном рынке. Например, к изменениям законодательства и появлению новых путей решения профессиональных вопросов. К сожалению, в личной практике так и получилось: юрист, к которому мы обратились по личному вопросу, предложил нам решение, которое было актуально три года назад. Разумеется, мы более не имели дело с данным специалистом. Это не статистика с чёткой корреляцией, но такие детали заставляют задуматься над профессионализмом кандидатов и тем, как они приживутся в коллективе.

Мультинациональные команды или моно ― плюсы и минусы в России?

― Мне кажется, нужно очень постараться для того, чтобы создать мононациональную команду в России. По своей практике работы в штате или взаимодействуя с партнерами ― предприятиями различных отраслей бизнеса, могу констатировать, что мононациональных коллективов в них нет. Везде работают специалисты различных национальностей.

Ольга Кошарная





Камасутра для оратора - Радислав Гандапас




Яндекс цитирования