Журнал Секретарское дело                                           Архив журнала Секретарское дело  О журнале  Реклама в журнале Секретарское дело  Контакты 



 


Моральный убыток в трудовых спорах (можно ли взыскать с работника ущерб за нанесение вреда репутации фирмы при работе или после увольнения

В интересах каждого работодателя, чтобы коллектив двигался с ним в одном направлении, работая сплоченной командой и ведя компанию к прибыли и успеху. Трудовое законодательство призвано регулировать с точки зрения права их взаимодействие. Однако, работодатель и персонал — это, прежде всего люди, на отношения которых влияют, в том числе, эмоции, характер, личные качества. Каждый работник должен быть заинтересован в создании и поддержании положительного имиджа компании, в которой он работает. А, в случае, если трудовые отношения прекратились, корректным было бы не отзываться плохо о «бывших», по крайней мере, в публичном пространстве. Но иногда работникам хочется навредить бывшему работодателю, довести до сведения общественности как не справедливо с ним обошлись, а заодно и поведать как нечестно ведет себя работодатель по отношению к поставщикам, клиентам, конкурентам и т.д., что не всегда соответствует действительности. Иногда обиды работника могут выливаться в десятки обращений в уполномоченные органы, публикации в СМИ, Интернете, социальных сетях, порочащие деловую репутацию компании. И вроде убытков в конкретном числовом выражении компания не несет, однако работников становится найти все труднее, клиенты уходят, прибыль падает. При этом вопрос о том, как исчислить такие убытки и взыскать их с виновного вызывает затруднения.

В соответствии с п. 1 ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Согласно п. 9 ст. 152 ГК РФ гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений.

Правила ст. 152 ГК РФ о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

Такая позиция в целом логична, ведь ст. 151 ГК РФ понимает моральный вред как физические или нравственные страдания. В случае, когда речь идет о юридических лицах как искусственно созданных субъектах гражданского права говорить о физических и нравственных страданиях не приходится. Однако, представляется справедливым, чтобы лица, совершившие неправомерные действия, направленные на умаление деловой репутации компании, которая зарабатывается годами и является важной составляющей успеха организации в целом, несли ответственность за содеянное.

Ранее действовавшая редакция ст. 152 ГК РФ предусматривала, что правила статьи распространяются на юридических лиц без ограничений. Федеральным законом от 02.07.2013 N 142-ФЗ ст. 152 ГК РФ изложена в новой редакции, исключающей возможность взыскания компенсации морального вреда в пользу юридических лиц за причинение ущерба деловой репутации.

В связи с этим при обращении юридических лиц в суд с требованиями о компенсации именно морального вреда, суды отказывают в их удовлетворении. Межу тем, очевидно, что вред неимущественного характера организации наносится. Его можно называть как угодно, но сущность от этого не меняется. За неимением законодательной возможности взыскания именно морального вреда, причиненного организации, в суд обращаются с требованием о взыскании репутационного вреда.

Репутационный вред отличается по своей природе от морального вреда, и основывается не на причинении страданий юридическому лицу, а на том, что распространение порочащих сведений наносит ущерб репутации юридического лица и сказывается на его деятельности.

В 2017 г. Президиум Верховного Суда РФ в п. 21 утвержденного им 16 февраля 2017 г. Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (2017) пришел к выводу, что вступление в силу с 1 октября 2013 г. новой редакции ст. 152 ГК РФ, исключившей возможность компенсации морального вреда в случае умаления деловой репутации юридических лиц, не препятствует защите нарушенного права посредством заявления юридическим лицом требования о возмещении вреда, причиненного репутации юридического лица . Данный вред может проявляться не только в убытках, обусловленных распространением порочащих сведений, но и в иных неблагоприятных последствиях (утрата юридическим лицом в глазах общественности и делового сообщества положительного мнения о его деловых качествах, утрата конкурентоспособности, невозможность планирования деятельности и т.д.), т.е. являться нематериальным (репутационным) вредом. При наличии основания и условий деликтной ответственности, существенности нарушения юридическое лицо имеет право на выплату денежного возмещения в целях компенсации за необоснованное умаление деловой репутации.

В подтверждение своей правовой позиции Верховный Суд РФ сослался в том числе на Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации».

В указанном определении № 508 Конституционный суд уже установил, что отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину).

При этом, в судебном акте конституционного суда употребляется термин «убытки». Между тем, в случае с моральным вредом речь все же идет о его компенсации, ведь такие «убытки» не могут быть исчислены в конкретной сумме, а оценка их размера является по сути произвольной, с учетом требований разумности и справедливости.

Как следует из правовой позиции ВС РФ, юридическое лицо, чье право на деловую репутацию нарушено, вправе требовать компенсацию при доказанности таких условий деликтной ответственности, как: наличие противоправного деяния со стороны ответчика; неблагоприятные последствия этих действий для истца; причинно-следственная связь между действиями ответчика и возникновением неблагоприятных последствий на стороне истца.

По вопросу того, насколько реально удовлетворение требований организаций к физическим лицам — бывшим работникам о взыскании компенсации морального вреда, обратимся к практике судов общей юрисдикции.

В качестве одного из способов навредить бывшему работодателю, граждане пишут обращения в уполномоченные органы с указанием на нарушения в хозяйственной деятельности работодателя и необходимостью привлечения его к ответственности. Ввиду того, что госорганы обязаны реагировать на такие сообщения, в компании начинаются проверки, информация уходит во вне, нанося ущерб деловой репутации компании.

Решением Чертановского районного суда г. Москвы по делу № 2-4018/2017 от 08 ноября 2017 года по иску ООО «Г.» к гражданину К. о защите чести и деловой репутации, взыскании убытков, установлено следующее. Истец обратился в суд, мотивировав заявленные требования тем, что К. была принята на работу в ООО «Г.», между сторонами возник спор в области трудовых правоотношений. Ответчик, желая причинить вред компании, необоснованно обращалась в службу судебных приставов, многократно обращалась с заявлениями о проведении проверок, проверки проводились, нарушений не выявлялось. Распространяемые ей сведения носят негативный характер, не соответствуют действительности. Все это явилось причиной ущерба деловой репутации истца.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд указал, что согласно п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» статьей 33 Конституции Российской Федерации закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок. В случае, когда гражданин обращается в названные органы с заявлением, но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы. Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу.

Отказывая в удовлетворении исковых требований в части взыскания морального вреда суд указал, что «считает необходимым отметить, что истцом по делу является юридическое лицо, тогда как под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага или нарушающими его личные неимущественные либо имущественные права, юридическое лицо в силу особенностей своего правового положения лишено реальной возможности испытывать физические и нравственные страдания, Право юридического лица требовать возмещения причиненного ему морального вреда в законе прямо не предусмотрена. В связи с изложенным, иск не подлежит удовлетворению.

К аналогичным выводам пришел Преображенский районный суд города Москвы, указав в решении от 23 августа 2018 года по делу № 2-3671/2018: «По поводу возможности взыскания морального вреда... В связи с тем, что возможность компенсации морального вреда, ее правомерность, допустима только в отношении физических лиц в силу статьи 151 ГК РФ, а в данном случае истец является юридическим лицом, суд не находит оснований для удовлетворении иска ООО «Э.» в части требований, касающихся компенсации морального вреда».

Также работники могут распространять порочащие работодателя сведения в сети Интернет, направлять сообщения поставщикам и клиентам бывшего работодателя, сообщать им информацию, порочащую бывшего работодателя, устно.

Так, в решении Черемушкинского районного суда по делу № 2-4813/16 от 18 августа 2016 г. по иску ООО «Б. к ответчикам о защите деловой репутации, взыскании убытков было указано, что ответчики распространили сведения, порочащие репутацию как непосредственно истца, так и работников истца. Порочащие сведения были распространены как с помощью рассылки электронных писем в адрес клиентов истца, так и путем устной передачи информации партнерам истца и иным третьим лицам. В письмах была распространена информация о том, что истец не выплачивает «бонусы команде т.е. ответчикам, которые обещала заплатить», а также информацию о том, что истец отказался выплачивать заработные платы и компенсации за отпуск и др. Письма были направлены в адрес клиентов истца. В обоснование исковых требований Истец указывал, что заработал хорошую репутацию. Сведения, распространенные ответчиками, содержали утверждения о нарушении истцом действующего законодательства. Контрагенты истца после получения порочащей информации, выразили свою озабоченность, сообщив, что информация может повлиять на дальнейшее сотрудничество. Ответчики направили порочащую информацию одному из ключевых клиентов истца, взаимоотношения с которым приносят истцу большую часть его прибыли, что подтверждается бухгалтерской отчетностью истца.

Отказывая в удовлетворении исковых требований суд сослался на отсутствие допустимых доказательств принадлежности почтовых ящиков ответчикам и как следствия распространения сведений ответчиками. Поскольку истцу отказано в удовлетворении требований об обязании ответчиков опровергнуть порочащие деловую репутацию истца сведения, производные требования о взыскании упущенной выгоды также не подлежат удовлетворению.

Если рассматривать судебную практику в целом, в том числе практику арбитражных судов, положительные решения в части взыскания компенсации репутационного вреда в пользу организации встречаются.

Так, решением Арбитражного суда по делу N А40-102076/14 по иску о защите деловой репутации и взыскании компенсации репутационного вреда суд посчитал требования заявителя подлежащим частичному удовлетворению. Судом установлено, что в зависимости от избранного истцом способа защиты нарушенного права компенсация вреда, причиненного деловой репутации, может иметь вид (1) компенсации «материальных убытков», сходное с упущенной выгодой, (2) компенсации «нематериальных убытков», к которым не применим термин упущенной выгоды, (3) компенсации нематериального вреда, не имеющего вообще какого-либо денежного эквивалента. Применение к нарушению деловой репутации именно такого способа защиты как компенсация, обусловлено не только невозможностью определения стоимостной оценки такого нематериального блага как деловая репутация, но и целевым назначением данного способа защиты (компенсация), направленным не на возмещение вреда и возвращение потерпевшего в первоначальное положение, а на уравновешивание неимущественной потери. Исходя из принципов разумности и справедливости, сумму компенсации суд уменьшил.

Отказывая же в удовлетворении требований о взыскании компенсации репутационного вреда, суды исходят из того, что согласно п. 11 ст. 152 ГК РФ взыскание компенсации морального вреда в пользу юридических лиц не предусмотрено, а так как по своей природе компенсация репутационного вреда схожа с компенсацией морального вреда, то взыскание ее невозможно в силу прямого запрета, установленного в ГК РФ.

С точки зрения возможности взыскания компенсации репутационного вреда в пользу организации не имеет правового значения находятся ли Истец и Ответчик в трудовых отношениях, трудовым законодательством возможность взыскания такого ущерба с работодателя не предусмотрена. Иск будет основываться на нормах гражданского права.

Таким образом, в отношении взыскания компенсации за вред, причиненный деловой репутации компании, правильнее говорить не о моральном вреде, а о вреде, причиненном деловой репутации организации. Заявляя иски о взыскании именно морального вреда, суды отказывают в удовлетворении исковых требований, ссылаясь на отсутствие в законе такой возможности. Однако, возможность взыскания репутационного вреда в пользу организации в соответствии с судебной практикой и судебными актами Конституционного суда имеется, хотя круг доказывания весьма не прост. В отношении жалоб работников в проверяющие инстанции — суды указывают на конституционное право граждан на такие обращение за зашитой своих прав, хотя факт их нарушения и не подтвердится в ходе проверки. В отношении отзывов работников о бывших работодателях, распространяемых в сети Интернет — сложно бывает доказать, что указанные действия исходят именно от Ответчиков. При предъявлении требований о взыскании репутационного вреда необходимо доказывать, что распространенная информация носит порочащий заявителя характер, не соответствует действительности, организация имеет хорошую репутацию, а действия ответчиков причинили ей существенный вред, который, хотя и не может быть исчислен в конкретной сумме, но подлежит оценке с учетом требований разумности, справедливости, последствиям нарушения.

Комментарий Владимира Алистархова

Несмотря на то, что в статье пишется о возможности доказывания репутационного вреда компании, в статье не приведены конкретные механизмы такого доказывания.

Практика приведена отрицательная.

В тоже время, думаю, что в подобных случаях Обществу следует идти чуть-чуть по другому пути и доказывать факт злоупотребления правом со стороны бывшего работника или попытаться доказать факт разглашения коммерческой тайны, банковской тайны и любой другой, охраняемой законном тайны, что привело к конкретному ущербу для Общества, но к такому судебному разбирательству необходимо задолго готовиться, например, еще на этапе приема работника на работу (заставить его подписать необходимые документы).
Размер конкретного ущерба можно попробовать установить судебной экспертизой, в рамках которой попробовать также установить размер репутационного ущерба, но далеко не всякий эксперт возьмется за это дело.

В противном случае размер репутационного ущерба не установить, как и не доказать факт нанесения Обществу репутационного ущерба. Обращение в суд Общества по факту направления бывшим работником обращений в органы или с другими подобными требованиями — это пустая трата времени, которая в том числе приведет к материальным потерям Общества на представительские расходы Ответчика.

Разница между моралкой и репутационным ущербом как-раз и состоит в том, что размер морального вреда не надо доказывать, а размер репутационного ущерба судья не может определить на свое усмотрение, ему нужна фактура.





Камасутра для оратора - Радислав Гандапас




Яндекс цитирования